МУНИЦИПАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ
ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ
СРЕДНЯЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ
ШКОЛА № 13
г. АРМАВИРА КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ
 
 

Словари русского языка
www.gramota.ru



 

Л.Ф.Дмитриевский

 7 А класс: Духовное имя Кубани - Леонид Федорович Дмитриевский

 

В в 7 А классе в рамках поисково-просветительской экспедиции «Имя Кубани» прошло мероприятие, посвященное протоиерею Леониду Федоровичу Дмитриевскому (1875 – 1963), священнослужителю в шестом поколении, настоятелю Армавирского Николаевского храма, истинному пастырю Церкви Христовой, который в своих проповедях призывал народ к миру, спокойствию и следованию евангельским заповедям. Семиклассники в ходе мероприятия узнали о сложной судьбе отца Леонида, его деятельности, репрессиях, которым он подвергался. Ученики 7 А класса единогласно выбрали «Духовное имя Кубани» - отца Леонида.

(1875 – 1963)
Одним из наиболее ярких и уважаемых среди верующих в первой половине ХХ века был помощник епископа Симеона протоиерей Леонид Федорович Дмитриевский, настоятель Армавирского Николаевского храма. Истинный пастырь Церкви Христовой, он в своих проповедях призывал народ к миру, спокойствию и следованию евангельским заповедям.
Леонид Фёдорович Дмитриевский (1875 – 1963) был священнослужителем по меньшей мере в шестом поколении. Окончил Казанскую Духовную Академию со степенью кандидата богословия за сочинение «Основные начала нравственного учения св. Иоанна Златоустаго». Жена отца Леонида, Вера Васильевна, окончила Владимирское епархиальное училище, получила образование высокого уровня, прекрасно играла на фортепиано, владела французским и немецким языками. Отец Леонид и Вера Васильевна благодаря своей образованности и интеллигентности были уважаемыми людьми в городе.
О высоком авторитете протоиерея Л. Дмитриевского среди населения свидетельствуют еще события периода Гражданской войны. В 1918 г. городской революционный комитет, арестовав отца Леонида, вскоре из-за начавшихся народных возмущений был вынужден не только отпустить его из заключения, но и оправдать на суде перед трибуналом. «Почти весь город следил за ходом моего дела, [население] охраняло меня и только этим я объясняю, что большевики, испугавшись толпы, вынуждены были меня выпустить», — говорил сам священник 23 мая 1919 г. С.Н. Ктиторов в монографии приводит еще один любопытный факт о протоиерее Леониде. В период с 1918 по 1920 гг. в г. Армавире вместе с семьей проживал знаменитый художник Михаил Нестеров, который за это время близко познакомился с отцом Леонидом, оказавшим на него большое влияние. Именно образ протоиерея Л. Дмитриевского стал для выдающегося художника прототипом «Лика Русского Христа», который был воплощен в цикле полотен «Путники». За словом у отца Леонида следовало и дело. Когда в 1918 г. в Армавире и окрестных населенных пунктах после победы Добровольческой армии находилось множество пленных красноармейцев, он активно выступал в их защиту, взывая к христианской совести населения, часто устраивавшего несанкционированные самосуды над большевиками. Помимо этого, следуя заповеди Спасителя «любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас», отец Леонид оказывал материальную помощь семьям убитых и плененных большевиков продуктами или предметами быта. При этом сам священник, помогавший на глазах у всех не только простому казачьему населению, но и семьям красноармейцев, не разделял большевистских убеждений. По свидетельству его правнучки, И.Погореловой, «добившись приема у Деникина, отец Леонид убедил его проявить милосердие к несчастным, поступить по-христиански и получил согласие генерала открыть подвалы и разрешить всем желающим горожанам забрать находящихся там людей по своим домам для ухода и лечения».
С 1921 г. священники Л.Ф. Дмитриевский и М.Ф. Орлинский были главными помощниками епископа Симеона в управлении епархией и административных делах.
1922 г. стал концом относительно спокойной церковной жизни и началом полномасштабного наступления советской власти на Русскую Православную Церковь. Первым этапом этого наступления стала кампания по изъятию церковных ценностей, вторым – создание внутри Церкви неканонического движения, сторонники которого получили название «обновленцы».
В марте 1922 г. в г. Краснодаре состоялось совещание благочинных Кубанской и Черноморской епархий под председательством епископа Кубанского и Краснодарского Иоанна, на котором было принято решение допустить изъятие церковных богослужебных предметов в соответствии с декретом ВЦИК. Безусловно, на этом мероприятии присутствовало и Армавирское духовенство, но в протоколах совещания подпись викарного епископа Симеона отсутствует. Находясь в преклонном возрасте, Преосвященный по состоянию здоровья был вынужден отказаться от присутствия на совещании, вероятно, к этому времени он уже был болен холерой. Именно от этого заболевания епископ Симеон скончался 27 июня 1922 г. в возрасте 77 лет.
Кампания по изъятию богослужебных предметов и утвари в Армавирских храмах прошла спокойно и без народных волнений только благодаря усилиям протоиерея Л. Дмитриевского. Этот факт нельзя интерпретировать как доказательство его стремления продемонстрировать властью свою лояльность в целях сохранения собственного статуса и жизни. Отец Леонид действовал в соответствии с распоряжением Святейшего Патриарха Тихона и понимал, что Советская власть, как и любая, послана Богом, а потому следует повиноваться ей, если это не является нарушением канонических норм.
Со смертью епископа Симеона практически до конца 1923 г. Армавирская епархия оставалась без официального главы. Временное управление всеми административными делами осуществлял протоиерей Леонид Дмитриевский.
19 августа 1923 на приходском собрании по случаю назначения нового настоятеля Николаевского храма протоиерей Леонид выступил перед верующими с осуждением неканонического Высшего Церковного Управления. Стремясь устранить от служения и общения с верующими своего противника, отца Леонида, обновленческое епархиальное управление настоятельно требовало от органов власти его ареста за «антисоветскую деятельность, выразившуюся в будоражении масс против Соввласти». 9 сентября прот. Леонид, псаломщик Жигулин и 6 человек мирян были арестованы по распоряжению Армавирского отдела ГПУ. Через несколько дней состоялся арест еще двух членов общины, среди которых был «гражданин Игольченко, который отвозил документ о регистрации общины в Краснодар». Безусловно, в этих мерах видно явное намерение обновленческого руководства епархии с помощью ГПУ устранить всех своих противников, в том числе и благочестивых мирян.
Жители Армавира не остались равнодушными к мероприятиям ГПУ. После неудачных попыток разрешения проблемы на местном уровне, в октябре 1923 г. прихожанами Николаевского храма г. Армавира была подана жалоба в ВЦИК с требованием освобождения из под ареста священника и членов приходского совета. В этой жалобе указывалось, что арест священника и мирян без очевидного повода является незаконным, и «такие явления происходят несомненно по проискам Епархиальной власти, и в особенности злого гения церковной Кубани священника Делавериди с компанией, незаслуживающей доверия ни в каком отношении… поэтому необходимо, чтобы власть на местах не покровительствовала тому или иному религиозному обществу и вообще не вмешивалась в религиозные чисто церковные дела, лишь бы в церкви не было политической контрреволюции».
Не получив ответа на поданную жалобу, прихожане повторно направили заявление в Наркомюст, в котором среди прочего указывалось на деятельность отца Леонида во время Гражданской войны, его помощь семьям красноармейцев, а после установления Советской власти – на его призывы граждан к подчинению всем распоряжениям Советского Правительства. Вероятно, именно эти факты, ставящие под сомнение «контрреволюционность» священника, послужили основанием для последовавшего в декабре предписания ОГПУ при Совнаркоме об освобождении его изпод ареста. В письме ОГПУ от 17 декабря 1923 г. в 5-й отдел Наркомюста сообщалось, что протоиерей Л. Дмитриевский освобожден под подписку о невыезде из г. Армавира, но следствие продолжено.
25 декабря 1923 г. решением Святейшего Патриарха протоиерей Леонид был назначен временным управляющим Армавирской епархией, к этому времени он уже был вдовцом. Из этого можно сделать вывод, что в связи с переходом архиепископа Кубанского и Краснодарского в обновленчество Армавирская епархия фактически перестала быть викарной, но официальные документы о присвоении ей статуса самостоятельной епархии отсутствуют. Из-за жесточайшего контроля государства за церковной жизнью прибыть на хиротонию протоиерею Леониду не удалось. Дальнейшая же его жизнь является самоотверженным подвигом служения Церкви Христовой и личного исповедничества. С 1935 по 1942 гг. священник находился в ссылке в Соловецком лагере особого назначения, вернувшись из которого продолжил служение уже в Троицком храме г. Армавира (настоятель в 1942-1950 годах). С его именем связана важнейшая веха в жизни собора. Храм заработал после длительного перерыва в период немецкой оккупации. После 24 января 1943 года, когда г. Армавир был освобожден, отец Леонид организовал сбор пожертвований для Красной Армии. Им же была произведена реконструкция храма и капитальный ремонт. Отец Леонид был удостоен медали «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны».
Церковный староста храма так говорил о настоятеле: «Священник Дмитриевский совершенно не думает о личной жизни. Он служит до изнеможения, были случаи, когда падал [в обморок]. О пище не беспокоится. Группа верующих взяла на себя попечение о его питании и отдыхе. Он никогда не требует денег за требы, а из получаемых много раздает нуждающимся. Он – настоящий святой».
Глигор Д.Ч.

Поиск по сайту

Сведения об образовательной организации






Школа - победитель конкурса инновационных школ.


 
Главная | История | Фотогалерея | Публичный отчет | Контакты | Об использовании материалов сайта
Размещение сайта: